«На безымянной высоте» – популярная песня о Великой Отечественной войне, записанная для кинофильма «Тишина». Автор слов —поэт Михаил Матусовский, композитор — Вениамин Баснер.

Песня написана на основе реальных событий — боя 18 советских солдат 8-й роты 718 полка 139-й стрелковой дивизии 10-й армии Западного фронта под командованием лейтенанта Евгения Порошина против 200 немецких солдат в ночь с 13 на 14 сентября 1943 года на высоте 224,1 у деревни Рубеженка Калужской области.

Композитор Вениамин Баснер вспоминал, что музыка к песне была написана не сразу, а мелодия пришла к нему в голову в поезде: “Когда третий вариант её был забракован и поэтом, и режиссером картины «Тишина» Басовым, и старшим музыкальным редактором «Мосфильма» Лукиной, я отчаялся, хотел вообще отказаться от этой работы. Но Басов, выслушав мои сомнения, сказал, что время еще есть, и просил продолжать поиски. Сердитый, ехал я домой, в Ленинград, и вдруг по дороге, в вагоне дневного поезда, почувствовал совершенно новую мелодию… Записать ее было нечем, не на чем — поэтому всю дорогу пел про себя, чтобы не забыть…

—————————————————————————————————

…В ночь на 14 сентября группе из 18 бойцов 8-й роты 718 полка 139-й стрелковой дивизии была поставлена задача овладеть высотой 224,1 у деревни Рубеженка, обеспечивающей удобный выход к реке Десна. Группа, состоящая из воинов-сибиряков (все 18 человек были родом из Новосибирска) под командованием лейтенанта Евгения Порошина смогла выполнить задачу и овладеть высотой, но была отсечена от основных сил 139-й стрелковой дивизии превосходящими силами противника. В течение всей ночи 18 солдат удерживали высоту, отбивая атаки превосходящих сил немцев (до 300 солдат).

К утру из состава группы остались в живых лишь двое — рядовой Герасим Лапин был найден наступающими бойцами своей дивизии живым среди трупов, а сержант Константин Власов был захвачен в плен немецкими войсками (впоследствии бежал, воевал в партизанском отряде).

Осенью 1943 года в ходе Смоленской наступательной операции советских войск путь советским воинам 139-й стрелковой дивизии к реке Десна и городу Рославль преграждала сильно укрепленная высота 224,1, господствующая над всей местностью. Она состояла из трех рядов траншей, густо усеяна пулеметными гнездами, укреплена двумя танками, самоходной установкой «скрипач». Окруженная минными полями, высота занимала важное стратегическое положение и представлялась неприступной. Многочисленные попытки 718-го полка подполковника Е. Г. Салова овладеть опорным пунктом врага успеха не принесли. Было принято решение создать штурмовую группу и возложить на нее выполнение этой задачи. Добровольцев оказалось много. Выбрали взвод уральца младшего лейтенанта Е. И. Порошина, который состоял из сибиряков-добровольцев, бывших новосибирских рабочих, недавно прибывших на фронт, но уже отличившихся в боях.

Боевая группа под командованием младшего лейтенанта Евгения Порошина должна была произвести смелую операцию — пройти в ночь на 14 сентября в тыл противника и захватить высоту Безымянную. Радиопозывным этой группы смельчаков было слово «Луна».

«Луна» сообщила командованию, что высота занята. Как это ей удалось? В ночь на 14 сентября штурмовая группа выступила на выполнение задания. Незаметно подкравшись к укреплениям, сибиряки забросали гранатами первую траншею и находящихся в ней гитлеровцев, выбили их и ринулись ко второму ряду укреплений. Внезапность атаки, стремительность действий позволили молниеносно преодолеть 600 метров и ворваться на высоту! Однако следовавшая за ними восьмая пехотная рота третьего батальона была отсечена пулеметным огнем, и штурмовая группа оказалась в окружении превосходящих сил противника.

Дальше события разворачивались трагически. Заняв круговую оборону, смельчаки вели неравный кровопролитный бой в течение всей ночи. Восемнадцать приняли бой против трехсот!!! Первым погиб старшина Панин, потом замолк Емельян Белоконов, потом Липовецер и Шляхов. Уничтожая гранатами пулемет противника, пал от вражеской пули командир группы Порошин. Незадолго до своей героической гибели, видя, что силы боевой группы на исходе, командир стал подавать ракетой сигналы, вызывая на себя огонь советской артиллерии и миномётов.

Оставшиеся в живых сибиряки окопались и продолжали сдерживать натиск врага, отбив несколько атак гитлеровцев.

Под утро началась артиллерийская перестрелка. Немцы в упор расстреливали наших из танков, пушек и шестиствольных минометов. Дмитрию Яруте миной перебило ноги, Борису Кителю оторвало руку. Они, истекая кровью, продолжали вести огонь по врагу до последнего дыхания.

Ведя этот смертельный бой, группа сковала значительные силы противника, что дало возможность основным силам 718-го полка нанести врагу жестокий удар с флангов и отбросить его за реку Десну. Путь на Рославль был открыт.

Утром 14 сентября 1943 года, когда бойцы 718-го стрелкового полка прорвались на высоту, перед ними предстала картина жестокого кровопролитного побоища. Кроме шестнадцати погибших наших бойцов, там было больше сотни трупов немецких солдат и офицеров.

В одной из воронок, засыпанной землей, наши бойцы увидели торчащий ботинок, а когда стали его откапывать, то обнаружили своего однополчанина Герасима Лапина, у которого еще бился пульс. Взрывом мины его контузило и отбросило в воронку, присыпало землей.

В медсанбате бойца подлечили, и потом он продолжал воевать в составе этого же полка, был дважды ранен, но оба раза после излечения возвращался в свою часть. Затем Герасим Лапин был направлен на учебу и переведен в другую часть, с которой и дошел до Берлина. После войны Лапин вернулся в родной Донецк.

Иначе сложилась судьба другого оставшегося в живых героя безымянной высоты, сержанта Константина Власова. Когда у него уже кончились патроны, из трех гранат он сделал связку, а четвертую оставил на самый крайний случай. Когда четверо фрицев стали приближаться к нему, он бросил связку гранат и уложил их на месте. Потом показались еще семеро. Власов решил подпустить их поближе и подорвать вместе с собой последней гранатой, но граната не взорвалась, и он раненым был захвачен в плен.

Сутки провел сержант Власов в рославльской тюрьме, 49 суток в бобруйском лагере военнопленных. 4 ноября 1943 года пленных погрузили в эшелон и повезли на запад, в Германию. Перед самой отправкой Костя спрятал под стелькой ботинка примитивный складной нож с плоской ручкой. Уже в пути, под стук колес, Власов вместе с другими пленными поочередно надрезали этим ножом доску против наружного запора двери, выдавили надрезанную доску, раскрутили проволоку на щеколде и, откатив тяжелую вагонную дверь, на полном ходу выпрыгнули из вагона. В ночной темноте они разбежались по окрестным кустам.

Через несколько минут их окликнули партизаны. Вместе с другими бойцами, спасшимися от немецкого рабства, Власов был зачислен в белорусский партизанский отряд. После войны работал в Новосибирске на родном заводе. Скончался в 1978 году.

Вспомним, каким был каждый из 18 защитников бызымянной высоты № 224,1

Рядовой Артамонов Александр Алексеевич. Это был мастер на все руки. Он любил петь, с песней брался за любую работу. Самостоятельно подготовившись, сдал экзамены на шофера. Любил и хорошо умел рисовать. Когда началась война, сутками не вылезал из кабины. Его назначили начальником транспортного отдела завода. Александр Алексеевич не раз просился на фронт. Его долго не отпускали, но в июне 1943 г. просьба его была удовлетворена.

Рядовой Белоконов Емельян Иванович. Трудовой путь его начался в 1917 г. на Ростовском заводе. В 1928 г. поехал строить «Ростсельмаш». Через несколько лет Белоконов стал председателем постройкома «Ростсельмаша». Перед войной работал на стройке важного значения. В Новосибирск прибыл в составе строительной организации. Отсюда с путёвкой Октябрьского райкома партии добровольно отправился на фронт.

Сержант Власов Константин Николаевич. Константин Власов был одним из двоих, кто остался в живых после этого боя. Когда закончились боеприпасы, он решил взорвать себя и окружавших его фашистов последней гранатой. Он выдернул чеку, но взрыва не последовало. Гитлеровцы схватили его и бросили в Рославльскую тюрьму, потом – в Бобруйский лагерь военнопленных, а оттуда отправили на Запад. Бежал из поезда. С 5 ноября 1943 г. по 5 июня 1944 г. сержант Власов служил рядовым в отдельно действующем партизанском отряде «Мститель» Минской области, где был тяжело ранен.

Рядовой Воробьев Гавриил Андреевич. Мастер управления жилищно-коммунального строительства. Гавриил Воробьев пришел на «Сибсельмаш», когда завод еще строился. Первое время возил из заводских котлованов землю. Затем руководил бригадой слесарей. Все знали этого огромного, плотного здоровяка как человека нежной души, умевшего радостно и по-доброму улыбаться, весело и остроумно шутить. На фронте с его легкой руки пошла гулять по полку присказка о том, что солдат с врагом всегда делится: себе гильзу оставляет, врагу – пулю посылает. Он очень любил труд, песню и жизнь. Таким остался в памяти и сердцах знавших его.

Рядовой Голенкин Николай Иванович. Он пал смертью героя там, где прошла его юность. Голенкина назначили ответственным за эвакуацию предприятия, где он работал. Он провожал товарищей в тыл, а сам просился на фронт. Последним эшелоном его отправили в Сибирь. Он работал бригадиром, парторгом цеха. Работал сутками. Отдавал свой паек слабым. В июле 1943 г. добровольцем ушел на фронт.

Сержант Даниленко Николай Федорович. Родился и вырос в деревне Лягушье Купинского района Новосибирской области. Ему не было и двух лет, когда был убит его отец, красный партизан. Николай вступил в комсомол, стал работать механизатором. Четыре года служил в Морфлоте. В декабре 1940 г. коммунист Николай Даниленко вернулся в Сибирь и стал работать на заводе, откуда в 1943 добровольцем ушел на фронт.

Старший сержант Денисов Даниил Алексеевич. Потомственный мастер-модельщик. Строил Комсомольск-на-Амуре, служил в танковых войсках, а когда создавались трудовые резервы, был в числе тех, кому доверили воспитание подрастающей рабочей смены. Началась война, и Даниил заявил: «Раз война, значит, воевать пойдем!» Но на фронт его не пустили, приказали готовить трудовую смену фронтовикам. Раньше него в армию ушли его сестры – Ольга и Анна, а затем и он добился права бить врага.

Старший сержант Закомолдин Роман Емельянович. Вырос на Тамбовщине в большой дружной семье. В числе первых вступил в комсомол. В 1933 г. пришла пора служить в Красной Армии. Романа направили в артиллерию. После армии поехал в Таганрог, к родным, и стал работать на комбайновом заводе. С началом войны вместе с коллективом завода он эвакуировался в Новосибирск. Осенью 1941 г. подал заявление с просьбой принять его в члены ВКП(б). Товарищи, не задумываясь, дали ему рекомендацию. Одним из них был Герасим Ильич Лапин. Тот самый Лапин, с которым Роману пришлось драться на Безымянной высоте.

Рядовой Касабиев Татари Налыкович. В автобиографии он написал: «До революции отец не имел ничего кроме рабочих рук». Советская власть дала их семье счастливую жизнь. В 1931 г. он вступил в комсомол. Потом работал на одном из заводов в Дзержинском районе Новосибирска. Во время войны все пять братьев Касабиевых защищали Родину.

Сержант Кигель Борис Давыдович. Ушел добровольцем на фронт с Новосибирского мясокомбината, где вырос от ученика электромонтера до главного технолога. Он был человеком неиссякаемой энергии и разносторонних интересов. Почти мальчишкой комсомолец Борис Кигель по призыву партии поехал в село участвовать в ликвидации неграмотности, там сконструировал приемник. Его интересовали проблемы автоматизации производства и улучшения качества выпускаемой продукции. Был активным рационализатором. В начале войны добровольцем ушел на фронт.

Рядовой Куликов Иван Иванович. Родился в Тобольске. Круг его интересов был широк. В свободное время Иван Ивановича можно застать за чтением томиков Пушкина, Лермонтова, Гете. Любил рисовать, писать пейзажи. Это был высокий, крепкий, не слишком разговорчивый, но очень отзывчивый и душевный человек, хороший товарищ, работник и семьянин. В тот день, когда сгорел дом, где жила семья Куликовых, Иван Иванович Куликов поцеловал жену и дочурку и ушел добровольцем на фронт.

Рядовой Лапин Герасим Ильич. До войны Герасим Лапин был шахтером, избирался председателем участкового комитета профсоюза. В первые дни войны его направляют в Новосибирск, чтобы помочь быстрее установить оборудование, необходимое для производства боеприпасов. В бою на Безымянной высоте Лапина взрывной волной отбросило в сторону, и он потерял сознание. В глубокой яме под кустом его нашли наши бойцы. Именно он рассказал о том, что происходило за «огненной чертой». Рядовой Лапин дошел до Берлина и отомстил за гибель друзей. Осенью 1945 года он вернулся в родной Донбасс.

Рядовой Липовецер Элюша Яковлевич. На харьковском тракторном заводе его знали, как замечательного технолога. Работал он много, не жалея ни сил, ни времени. На Новосибирский «Тяжелстанкогидропресс» пришел, когда этого предприятия еще не было. Стояли два пустых корпуса. В них нужно было установить станки. Липовецер с бригадой шестнадцатилетних мальчишек и девчонок выполнил задание. Перед отъездом на фронт забежал на завод и неторопливо сказал: «Ну вот, ребята, пришел прощаться. Уезжаю. До скорой встречи с победой!»

Старшина Панин Петр Иванович. Он служил в Баку, на Дальнем Востоке и в Сибири. Ему было поручено испытание боеприпасов. Целыми сутками он работал на полигоне. «Вы и так на фронте», — сказали Панину в военкомате, когда он пришел проситься в действующую армию. И лишь после того, как был полностью освоен новый вид боеприпасов, коммунист Панин Петр Иванович получил направление на фронт.

Рядовой Романов Петр Андреевич. Петр Романов был самым молодым из восемнадцати. Вырос в селе Мишенском Тульской области. С детства любил стихи. В пятнадцать лет он стал колхозным счетоводом. Все были довольны его работой. С нетерпением ждал, когда придет срок служить в армии. Служил на Дальнем Востоке в зенитной артиллерии. Поступил работать на завод – и его эвакуировали вместе с заводом в Новосибирск. Летом 1943 г. ушел на фронт. Написал родным: «Еду мстить фашистским гадам. Ребята – один лучше другого. Немцы запомнят нас!»

Рядовой Шляхов Дмитрий Агеевич. Коммунист Дмитрий Агеевич Шляхов стал командиром производства после окончания института транспортного машиностроения. В первые месяцы войны ему пришлось организовать перебазирование станков на Урал, в Сибирь. Потом руководить установкой их в Красноярске и Новосибирске. Несмотря на мягкость своего характера и на то, что он до 1943 г. не служил в армии, воин из Шляхова получился отличный. Оружие в руках держал твёрдо и уверенно, стрелял на редкость точно и в борьбе с врагом отдал свою жизнь.

Рядовой Ярута Дмитрий Ильич. В шестнадцать лет поехал строить Днепрогэс. Потом отправился на «Запорожсталь». Трудился рабочим, перевыполнял нормы, учился. Был комсоргом цеха, рабкором заводской многотиражки. Добровольцем пошёл на фронт ещё и потому, что хотел отомстить фашистам за гибель двух своих братьев.

Младший лейтенант Порошин Евгений Иванович. Командир отряда. Родился 3 февраля 1913 г. в Екатеринбурге. Закончив школу, поступил в химико-технологический техникум. После его окончания по комсомольской путёвке поехал на север области, где строился целый комплекс заводов. Осенью 1935 г. призван в армию. В ноябре 1941 г. участвовал в боях под Москвой. Был ранен, но из госпиталя рвался па фронт. В 718-й стрелковый полк младший лейтенант Порошин прибыл, когда наши прорывались к р. Снопоть.

Тихим августовским утром младший лейтенант Порошин прибыл в 718-й полк, где и принял взвод сибиряков. “Главная задача у каждого из нас — разбить немецкую свору. И только тогда можно будет жить нормально”, – сказал офицер, знакомясь с подчиненными. Такими они были — люди, любящие свое дело, коллектив, семью, солдаты с дипломами техников и инженеров, с сердцами рыцарей без страха, добровольцы из Новосибирска.

На месте боя впоследствии был сооружён мемориал и открыт музей.

С 2010 года в Новосибирске реализуется проект под названием «На безымянной высоте». 18 юношей и девушек, показавших себя достойными, ежегодно отправляются к мемориалу, чтобы своими глазами увидеть места того памятного сражения. Они общаются с ветеранами, посещают музей, узнают подробности битвы.